Тенденции интеграции бизнеса

 
Тенденции интеграции бизнеса
 
Процессы интеграции и дифференциации организацион­ных форм — это объективные процессы проявления особенностей самоорганизации систем, их адаптации к изменяющимся условиям существования внешнего мира. Исходя из общих принципов самоор­ганизации систем можно утверждать, что смена организационных форм будет нарастать одновременно с увеличением разнообразия форм собственности и нарастающим темпом изменений и ограниче­ний со стороны внешней среды. Мировая система в целом развивается, совершенствуется, в ней все время рождаются новые организационные структуры, связи между ними непрерывно усложняются. Вместе с тем мировая система становится все более организованной, как единое це­лое: составляющие ее элементы все более взаимозависимы и взаимосвя­заны. Те компании, которые оказываются неспособными вписаться в эту новую систему, неспособные к коэволюции, — прогорают и уходят с поля боя за мировой рынок. Таким образом, система диктует характер поведения своим подсистемам и требования к их развитию. На примере постоянной смены множества организационных форм современных предприятии мы можем еще раз убедиться в бесконечном движении и изменчивости, так реализуется закон единства и многообразия, идут процессы самоорганизации сложных организационных систем, каждая из которых включена в другую, еще более сложную.
Конкурентная внешняя среда и борьба за мировой рынок заставля­ют отдельные разрозненные организации консолидировать ресурсы, объединяться для достижения целей. Рост корпоративных структур -одна из важнейших тенденций современного развития экономики. На­циональные и транснациональные корпорации составляют каркас ми­ровой экономической системы, повышают стабильность международного сотрудничества и возможности макроэкономического регулирования.
В последние годы много говорят о преимуществах малых форм, и они, безусловно, есть (об этом поговорим в главе 12), но опыт показывает, что только крупные фирмы могут выдержать конкурентную борьбу на ми­ровом рынке. Потенциальные возможности фирмы, вошедшей в крупную корпорацию, многократно увеличиваются. Для развития экономики нужны и мелкие, и крупные фирмы, каждая из них выполняет свою специфическую роль. Однако центром экономического роста являются корпоративные структуры. Например, экономическое развитие электро­технической отрасли определяет небольшое число мощных компаний: «Дженерал электрик», «Вестингауз», «Сименс» и др., сложившихся в 80-е гг. XIX в. и продолжающих доминировать на мировом рынке. В электронной промышленности веду щи м и компаниями являются «ИБМ», «АТТ», «НЕК», «Хьюлетт-Паккард». Так что ведущую роль, роль флагманов в капитало- и наукоемких отраслях на современном этапе развития экономической системы играют крупные корпорации. Достижение глобальной конкурентоспособности в современном мире немыслимо без создания крупных, хорошо управляемых компаний.
Интеграция может быть вертикальная и горизонтальная. В результа­те централизации капитала по горизонтальной линии интеграция идет на базе выпуска однородной продукции, объединяются предприятия од­ной и той же отрасли. Централизация капиталов по вертикальной линии происходит за счет включения в сферу деятельности компаний все новых этапов производственного процесса (материально-техническое снабже­ние, НИОКР, производство итд.), вертикальная интеграция состоит в освоении компанией производства товаров разной степени обработки. Процесс вертикальной интеграции может идти «вверх» или «вниз». Интеграция вверх идет от производства компонентов к производству сложных систем и изделий, интеграция вниз — от производства сложных систем к ее компонентам. Например, в компании «Хитачи» процесс ин­теграции идет сверху вниз. Главным конкурентным преимуществом изде­лий компании является качество, поэтому для нее предпочтительнее производить основные компоненты у себя, и «Хитачи» производит большие интегральные схемы, кабель и электродвигатели для себя.
Продукция иностранных филиалов «Хитачи» составляет всего около 5% внутреннего объема выпуска. В современных организационных формах интеграции бизнеса въщеляют еще вертикальную квазиинтеграцию. При квазиинтеграции ведущая фирма заключает отношения с независимы­ми фирмами, которые производят для нее комплектующие детали и узлы или занимаются сбытом ее продукции.
Корпоративные формы организации активно реализуются и в России. Надо отметить, что тенденция создания крупных струкгур прояв­лялась и во время централизованной плановой экономики в бывшем СССР. Например, создание совнархозов, когда многие отраслевые ми­нистерства упразднялись и вводились комплексные организации управ-ления взаимосвязанными производствами на территориальной основе. Но эксперимент продолжался недолго: цели тоталитарной государст­венной системы не совпали с целями крупных самостоятельных ком­плексов, и вновь вернулись к отраслевому принципу планирования. Од­нако объективные процессы самоорганизации в плановой тоталитар­ной системе продолжились. Об этом говорит тот факт, что при воз­вращении отраслевого планирования начали активно создаваться меж­отраслевые комплексы и объединения. Примерами таких комплексов могут служить агропромьппленные комплексы (АПК), территориально-производственные комплексы (ТТЖ), например Ачинский, Братский ТПК. Но все эти формы упирались в то, что в условиях господства жест­кой централизации управления, единой формы собственности, отсутст­вия свободного рынка вновь рожденные системы не могли развиваться.
Поиск новых корпоративных форм в России продолжается в слож­ных условиях: несовершенство правовой базы, смена форм собственно­сти, низкая стартовая конкурентоспособность многих предприятий, со­ответственно, низкий спрос на отечественную продукцию, нехватка ин­вестиций и оборотных средств, сложность трансакционных издержек, разрушение производственно-технологических связей и торопливое на­лаживание новых — все это не способствует построению оптимальных организационных систем. Но главное —- то, что все это происходит на фоне постоянно усложняющейся внешней среды: мир вступает в пост­индустриальный период своего развития. Новые технологии, отли­чающиеся резким повышением сложности реализации, предъявляю­щие сиерхжесткие требования к технологической дисциплине, нужда­ются не только в качественно новом уровне образования и дисципли­нированности работников, но и в новых организационных формах, ко­торые позволили бы национальной экономике вписаться в мировую экономическую систему.
Национальные экономики промышленно развитых стран активно интегрируются в единый общепланетарный экономический организм с универсальной системой регулирования, происходит транснационализация капиталов, все большую роль начинают играть транснациональ­ные корпорации (ТНК). За последние несколько десятилетий возникло более 40 тысяч ТНК, имеющих сотни тысяч филиалов по всей планете, владеющих третью производственных фондов и производящих более трети общепланетарного продукта. Интеграция бизнеса связана с откры­тостью национальных экономических систем: ресурсы легко перетекают из одной страны в другую, не зная преград. Ясно, что концентрировать­ся они будут там, где ниже издержки производства, выше уровень про­изводительности труда, т.е. там, где выгоднее. Процесс становления еди­ной общепланетарной экономической системы — это естественный процесс самоорганизации сложных систем, он идет по системным прин­ципам и законам. Вспомним, что одним из важнейших принципов раз­вития; сложных систем является принцип преимущественного развития, при котором система переключает материальные ресурсы с менее важ­ных на более важные и перспективные направления, чтобы обеспечить свое оптимальное развитие. Для того чтобы воздействовать на стихию самоорганизации мировой экономической системы, национальным экономикам как подсистемам необходимо выработать собственные ме­ханизмы вхождения в единую систему, в противном случае надсистема будет диктовать свои функции, выгодные для ее стабилизации и разви­тия. Например, мировой системе выгодно, чтобы Россия выполняла роль сырьевого придатка. Выгодно ли это России? Безусловно, нет. А если так, то необходимо активно действовать и занять свое место в саморазви­вающейся общепланетарной системе согласно своему потенциалу и це­лям, согласовывая их с целями надсистемы. Другого пути нет.
Формирование корпоративного звена в мировой экономике упира­ется в непонимание необходимости единства сложных процессов целена­правленного управления с естественными процессами самоорганизации сис­темы. Неуправляемая стихия самоорганизации, отсутствие целенаправ­ленного развития ведет к бесконечной череде бифуркаций и катастроф. Только четкое определение целей развития системы организует инфор­мационные, структурные, коммуникационные процессы и позволит поддерживать рациональную организацию элементов в системе. Игно­рирование общих системных свойств и законов организации и самоор­ганизации приводит к разрушению или снижению потенциалов разви­тия экономической системы. Так, игнорирование целей макросистемы, незнание правил совместного проживания с Природой подводят многие промышленно развитые страны к роковой черте,
В промышленно развитых странах с рыночной экономикой исполь­зуются многообразные формы интеграции бизнеса: некоторые возникли сравнительно недавно; другие существуют длительное время, постоянно видоизменяются и совершенствуются. Бизнес адаптируется к новым эко­номическим условиям с помощью процессов централизации и децентрализации, создает разнообразные организационные формы, способные выдерживать конкуренцию. Остановимся на наиболее известных фор­мах организации, получающих все более широкое распространение.