Закон синергии

 
Закон синергии


Если понятия «самосохранение» и «развитие» не вызыва­ют особых затруднений для осмысливания, то понятие «синергия», кроме перевода на русский язык, требует еще аналитического разъ­яснения.
Синергия, синергизм — это совместное, содруже­ственное, взаимозависимое действие двух или нескольких сил, аген­тов, факторов в каком-либо одном направлении. Современное понимание сложных систем требует иного отношения к функционированию их подсистем — не как к подчиненным целому элементам, а как к синергически взаимодействующим частям, рождающим целое. Синер­гетика исследует особое состояние сложных систем в области неус­тойчивого равновесия, точнее, динамику их самоорганизации вблизи неравновесных состояний, состояний в области бифуркации.
В экономике слова синергия и кооперация часто выступают как сино­нимы. Следует заметить, что «недавно открытый» синергизм еще К. Маркс глубоко анализировал в «Капитале» как новую силу, «которая возникает из слияния многих сил в одну общую».
Применительно к исследованию поведения социально-экономи­ческих систем было бы разумнее оставить термин «кооперация», а не заменять его на синергию, тем более, что синергетика как понятие было изначально введено Г. Хакеном применительно к поведению термодинамических систем в физике.
Богданов в своей «Всеобщей организационной науке» обошелся без термина «синергия», хотя его описание главной категории — ор­ганизованности — безусловно построено на синергетическом принци­пе. Судите сами: «В самом деле, что составляет сущность организо­ванной связи в сотрудничестве, в строении живого тела, клетки и т.п.? Из определения очевидно, что это гармоническое сочетание частей, т.е. такое объединение их функций — специфических активностей-сопротив-лений, при котором они взаимно усиливают друг друга, от­чего реальная их сумма и возрастает. Но ясно, что такое же гармони­ческое соотношение возможно и вне области жизни, всюду, где в результате соединения каких-либо элементов получается нечто большее, чем то, что выражает их математическая сумма».
А.А. Богданов написал это задолго до открытий Пригожина и Хакена, в 1912 г. Тектологическая классификация Богданова, осно­ванная на категориях «активность — сопротивление» выглядит так: «Если мы станем сравнивать активности-сопротивления целого ком­плекса и в отдельности взятых его частей, то обнаруживаются, совер­шенно независимо от величины, сложности, своеобразия комплексов, три их типа. Для одних, по отношению к активностям-сопротив­лениям, — целое больше суммы своих частей, для других — оно меньше этой суммы, для третьих — оно равно ей. ...Первый тип комплексов мы будем означать, как организованные, второй — как дезорганизован­ные, третий — как нейтральные».
Еще раз следует высказать сожаление в том, что эта работа не вышла в свет, не была принята научной общественностью. Позднее именно физики, исследуя поведение сложных систем, начали поиск единых универсальных законов, объясняющих эффекты синергиз­ма, и создали свою науку — синергетику и свой язык.
На состояние и эффективность функционирования любой органи­зации действует множество внутренних и внешних факторов. Согласно свойству эмергентности совместное действие нескольких факторов всегда или почти всегда отличается от суммы раздельных эффектов. Именно это отличие, которое обычно называют эффектом синергии, фактором взаимодействия или кооперативным эффектом, является ко­личественным или квазиколичественным выражением эмергентности, или синергии.
Как сейчас становится очевидным, синергизм играет очень боль­шую роль в живых системах всех видов и уровней организации. До­вольно долго он не получал достойной оценки, потому что часто су­ществует в скрытом виде. Биологи разных направлений рассматривали и обозначали такие явления как симбиоз, мутуализм, гототностно-зависимые эффекты, эмергенция, коэволюция, но в основе всех этих проявлений — совместное действие, синергия.
Парадигму синергизма можно охарактеризовать как «холистиче­ский дарвинизм», потому что она исходит из признания того факта, что в процессе развития выгодные результаты, получаемые целостно­стью организации, отвечают за благополучие ее частей, членов. Дру­гими словами, в развивающейся организованной совокупности след­ствия являются также и причинами. В сущности, учение о синергиз­ме представляет собой «экономическую» теорию сложности.
В руководствах по теории организации синергизму придается важ­ное значение. Во главу закона синергии положен принцип эмергентности сложных систем: совместное действие несколь­ких факторов всегда или почти всегда отличается от суммы раздельных эффектов.
Закон синергии: любая сложная динамическая система стремится получить максимальный эффект за счет своей целостности; стремится максимально использовать возможности кооперирования для дости­жения эффектов.
В учебном пособии Э.А. Смирнова «Основы теории организа­ции» дана следующая формулировка закона синергии: «Для лю­бой организации существует такой набор и сочетание элементов, при которых ее потенциал будет существенно больше простой суммы по­тенциалов, входящих в нее элементов, либо существенно меньше». В его же пособии «Теория организации» эта формулировка звучит так: «Для любой системы (технической, биологической или социальной) существует такой набор ресурсов, при котором ее потенциал всегда будет либо существенно больше простой суммы потенциалов входящих в нее ресурсов (технологий, персонала, компьютеров и т.д.), либо существенно меньше».
Полному пониманию (и использованию) синергизма мешает то, что его легче всего упрощенно представлять (как это сделано Э.А. Смирно­вым) в виде сочетающихся блоков, отображающих фиксированные частные потенциалы организации — источники, возможности, средст­ва, ресурсы, запасы, микроклимат и имидж. Разумеется, тут очень важ­но, чтобы экономическая возможность не противоречила политиче­скому запасу, а организационный источник — этическому ресурсу. Но важны не только и не столько сочетания потенциалов, но их согласо­ванное поведение и взаимоподдерживающие связи.
Даже при четком разделении труда и хорошей специализации часто бывает так, что какую-то часть индивидуального задания од­ного специалиста, может более профессионально выполнить другой специалист. Согласованный обмен такими частями общей работы может устранить взаимное «наползание» потенциалов, дать положи­тельную синергию и повысить суммарную эффективность. Поэтому повышение общего потенциала организации эквивалентно приобре­тению нового ресурса, а понижение общего потенциала — эквива­лентно фактической потере организацией части прежнего ресурса.
Таким образом, на самом деле эффект синергии — это не только благоприятное сочетание ресурсов, но и согласованное поведение, связи, отношения, — одним словом, весь набор параметров, характеризующих сложную развивающуюся систему.
С позиций теории организации этот закон лучше было бы назвать законом кооперации: кооперация — это организация сил, процессов, агентов, ресурсов и прочего для совместного выполнения общего дела.
Синергизм — это умение оценивать совместные эффекты, связан­ные с новым продуктом или рынком. Функциональная структура любой эффективной организации обуславливает такое взаимодейст­вие ее членов и разнокачественных потенциалов, которое максималь­но реализует положительные комбинированные (синергические) эф­фекты и исключает отрицательные эффекты взаимодействия. Для того чтобы использовать совместные синергетические эффекты, необхо­димо знать синергетические характеристики фирмы и выстраивать стратегию развития, используя синергетический потенциал. Можно следующим образом представить некоторые совместные синергетиче­ские эффекты.
Синергизм «масштаба». По мере усложнения организации роль кооперативности, синергии будет возрастать. Чем разнообразнее сис­тема, тем больше потенциал синергии. Эффект масштаба заключается в том, что крупное производство имеет более низкие издержки производства единицы продукции, чем несколько мелких, имеющих в сумме тот же объем продаж. При одном и том же объеме инвести­ций фирма, производящая весь набор товаров, может иметь меньшие издержки, чем несколько отдельных конкурирующих компаний. Фир­ма, оптимизирующая этот эффект, тщательно подбирает товары и рынки, завоевывает большую долю рынка благодаря низким ценам и вновь привлекает инвесторов.
Комбинирование труда как объединение разнородных усилий. Эко­номический и производственный принцип разделения труда с точ­ки зрения закона синергии выглядит, скорее, не как разделение, а как объединение (например, конвейер).
Синергизм продаж. Продавцы объединяются и используют для продажи различных товаров одни и те же каналы распределения, скла­ды, транспорт, персонал.
Оперативный синергизм. Позволяет более эффективно использо­вать основные средства и персонал: совместное обучение, крупные закупки оборудования и транспортировка из-за рубежа, распределе­ние накладных расходов и пр.
Инвестиционный синергизм. Проявляется при совместном ис­пользовании краткосрочных и долгосрочных кредитов, производст­венных площадей, НИР, общей технологической базы и пр.
Модель «общих товаров». В экономике общие товары произво­дятся благодаря взаимозависимым совместным усилиям. Современ­ные формы организации, типа японских кэйрэцу, позволяют дости­гать высочайшего качества и выигрывать конкуренцию на мировом рынке. Например, конкурс на лучший автомобиль XXI в. был выиг­ран японцами благодаря кооперированию различных отраслей во­круг единой цели.
Создание совместной благоприятной среды. В природе каждый жи­вой организм в ходе своей жизнедеятельности неизбежно что-то пор­тит в своей среде. Растения обедняют почву, высасывая из нее влагу и питательные вещества, и оставляют после себя засохшие стебли и листья. Животные поедают растения и других животных и загрязня­ют землю своими экскрементами и останками. Представьте, что было бы на Земле за миллионы лет, если бы не было никаких «уборщиков». На самом деле, в природе практически нет никакого мусора. Различ­ные организмы — бактерии, грибы, черви, личинки насекомых, раз­личные сапрофаги вместе с растениями и животными — образуют сложные кооперативные сети питания и переработки различных ор­ганических отходов в земле, воде и воздухе, совместно создавая и регулируя благоприятный состав окружающей среды. Для этого и нужно биологическое многообразие.
Разнообразие различных отраслевых производств на единой ком­пактной территории позволяет использовать эффекты кооперации и синергии, когда отходы одного производства могут служить сырьем для другого, увеличивая замкнутость материальных циклов в промыш­ленных узлах.
В связи с этим полезно напомнить, что в отличие от экономики природы экономика человеческого хозяйства демонстрирует сущест­венную разомкнутость техногенного круговорота.
Синергизм менеджмента. Растущие компании, как правило, испы­тывают дефицит компетентных руководителей высшего звена. Любое улучшение в руководстве дает значительный эффект синергизма. Этот эффект увеличивается, если руководство фирмы уже сталкивалось с аналогичными проблемами и имеет опыт их решения. Если же пробле­мы новые и неизвестные, а менеджер не имеет опыта их разрешения, то существует угроза отрицательного эффекта от принятия решений неком­петентного руководства. Таким образом, синергизм менеджмента, как и синергизм других типов, может быть как положительным, так и отрица­тельным. Грамотный менеджер, обладая системными знаниями об ор­ганизации, может существенно улучшить ее результирующие показате­ли, неграмотный — напротив. Станет ли потенциальный синергизм фир­мы действительным зависит от того, как будет осуществляться управле­ние производством.
Одним словом, фирма ищет такие комбинации, в которых эффект от суммы больше, чем просто сумма эффектов составных частей. Все синергетические эффекты можно описать тремя переменными: а) увели­чение прибыли; б) снижение текущих расходов; в) снижение потребности в инвестициях.