Самоорганизация мировой экономической системы

 
Самоорганизация мировой экономической системы
 
Все мы являемся свидетелями активного становления единой системы мирового хозяйства. Определяя социальную систему как целенаправленную, сложную, самоорганизующуюся, мы не раз подчеркивали, что процессы самоорганизации идут в области целе­вого состояния системы — аттрактора системы. За счет каких же ме­ханизмов идет быстрый процесс эволюции мировой системы? Еди­ного управляющего органа нет, нет также явно выраженной единой цели развития, а процессы самоорганизации мировой системы, как говорится, налицо. Процессы, происходящие в практике, опережают процессы осмысления реалий наукой. Стремительное развитие миро­вой экономической системы ставит все больше вопросов перед чело­вечеством. Дальнейшее познание механизмов самоорганизации по­зволило бы предвидеть тенденции развития мирового хозяйства.
Мировая экономическая система как единое целое сложилась в XX в. С учетом знания системных законов можно с уверенностью сказать, что процессы ее самоорганизации проходили постоянно, со времен появления первых национальных экономик. В экономи­ческих науках, говоря об эволюции мировой системы, часто подчер­кивают основные этапы развития: переход к крупному машинному капиталистическому производству; возникновение огромной колони­альной периферии; усиление роли вывоза капитала, интернациона­лизация производства; формирование рыночных отношений и ста­новление мирового рынка. Мировой торговый оборот за период 1950-1994 гг. вырос в 14 раз. Если еще в начале XX в. мировая экономика состояла из немногих промышленно развитых стран Запада, выступавших в качестве метрополий, и большинства слабораз­витых колониальных и полуколониальных стран, являвшихся их при­датками, то к концу века уже все страны оказываются втянутыми в этот процесс становления единой мировой экономической системы.
Обычно в развитии мировой экономики выделяют три этапа:
Этап 1 (1910-1940 гг.). Милитаризация национальных эконо­мик в связи с Первой мировой войной, потери производственного и трудового потенциала; ослабление или полная потеря хозяйственных связей России с мировой экономикой после 1917 г. Экономические кризисы 1929-1933 и 1938-1939 гг. способствовали развитию на­циональных экономик Запада и США (уменьшением вывоза товаров и капитала за рубеж). Новая философия менеджмента — результат приспособления системы к новым послекризисным условиям, глав­ный лозунг — «согласие».
Этап 2 (1940-1960 гг.). Вторая мировая война, до основания разрушенное хозяйство многих стран, разграбление захваченных тер­риторий, страшные раны национальных экономик. Послевоенная мировая система претерпевает новую ломку. Традиционные хозяйст­венные связи сужаются: начинается противоборство и соревнование между противоположными по идеологии социально-экономическими системами. Характерной чертой этого этапа явилось сближение уров­ней экономического развития индустриально развитых стран (США, Западная Европа, Япония). Это можно объяснить усилением хозяй­ственных связей между этими странами, их системы функционирова­ли как открытые: между ними активно происходил жизнеобеспечи­вающий обмен веществом, энергией и информацией, который и есть необходимое условие для самоорганизации систем.
Все большую роль в структуре мирового хозяйства начинают играть ТНК. Система в целом развивается, совершенствуется, в ней рождаются новые организационные структуры, связи. Корпорации становятся все сложнее и разнообразнее, их роль в развитии мировой системы усиливается. Компании, не готовые вписаться в этот поря­док, элиминируются мировой системой. Таким образом, мировая экономическая система сама диктует характер поведения корпора­циям и требования к их развитию. Российская национальная экономика представляла собой за­крытую систему. Проток вещества, энергии и информации, кото­рый так необходим для нормального развития сложных динамиче­ских систем, обошел стороной нашу экономическую систему. За­крытость и жесткое управление затормозило процессы самооргани­зации и самоуправления экономикой в России на десятки лет.
Этап 3 (1970-2000 гг.). В результате разделения труда между странами, либерализации торговли, развития современных средств информации и коммуникации и роли международных стандартов уси­ливается целостность мирового хозяйства, растет интернационализа­ция, связанная с использованием достижений НТР. Все большую роль играют ТНК. В середине 90-х гг. XX в. в мировом хозяйстве дей­ствовали около 36 тыс. ТНК. Они контролировали свыше трети ми­рового производства и торговли, содействовали объединению усилий в совершенствовании технологий ведущих отраслей, совместно инве­стировали крупные проекты.
Роль национальных экономик в мировом хозяйстве непрерывно снижается. Происходит разделение стран на небольшую группу про­грессирующих, производительность труда которых выше средней в мировой системе, и множество отсталых стран. Рынок же выполняет свою главную функцию — «расправляется» с теми структурами, уро­вень производительности труда которых ниже среднего в мировой экономической системе. Всякое отстающее государство, не приняв соответствующих мер, может оказаться «отбракованным», не нужным самой Системе.
В эти годы происходит формирование относительно самостоя­тельных центров мирового хозяйства: США — Западная Европа — Япония. Происходит концентрация товарных потоков, которая ха­рактеризует новый этап структурогенеза.
Целостность мировой экономической системы возросла в резуль­тате крушения старых экономических режимов в странах — членах СЭВ и перехода бывших социалистических стран от планово-распределительной к рыночной экономике. Эти страны также выну­ждены войти в мировую систему и мировой рынок — другого пути нет. Мировая система состоялась, она есть, и она самоорганизуется по своим системным законам. Любая национальная экономика — лишь часть этого целого, подсистема в единой системе мировой эко­номики. На этом этапе самым важным становится определение це­лей развития мировой системы, как надсистемы, ибо именно она будет диктовать условия дальнейшего развития. Нельзя остаться в стороне, необходимо четко выработать систему целей развития на­циональной экономики и найти достойные пути к соразвитию с мировой системой. Парадигма будущего развития, цели и стратегии развития — ключ к целенаправленной самоорганизации. Процессы стихийной самоорганизации будут все более отдалять развитые стра­ны (страны «золотого миллиарда») от остального мира. Каждая стра­на должна найти свою нишу — политическую, экологическую, эконо­мическую — в общепланетарной системе.
Сказанное относится и к России. Поиск «собственной ниши» — де­ло непростое. Успех зависит от общей культуры и образованности народа, от способностей раскрыть его творческие возможности, от способностей управляющей подсистемы вывести Россию из кризиса.
Современное руководство России связывает подъем экономики пре­имущественно с развитием наших ресурсных отраслей. Вокруг этого, трагически ошибочного пути развития, самоорганизуются подсистемы национальной экономики. Россия занимает лидирующие позиции в области экспорта нефти. Вместо того чтобы развивать наукоемкую промышленность, мы вывозим сырье, благодаря переработке которого можно было бы обеспечить работой немалую часть населения. Уро­вень безработицы в 2001 г. составил 6,4 млн человек, из них более миллиона — люди с высшим образованием. В то время как страны «золотого миллиарда» обеспечивают свое технико-экономическое раз­витие на основе новейшего информационно-технологического уклада, российские власти свертывают государственную поддержку наукоем­ких отраслей. Формирование целей развития национальной эконо­мики — это самая сложная и ответственная задача, которая стоит пе­ред национальной экономикой России. Никакие международные организации не помогут России занять достойное место без целе­направленных активных действий руководства страны.
Выбирая путь развития, необходимо понимать, что будущее принадлежит не столько тем странам, которые сегодня добились высокого уровня в области высоких технологий, сколько тем, ко­торые смогут индуцировать новые идеи в своих взаимоотношениях с Природой. Противоречия между Природой и человеком непре­рывно возрастают, все отчетливее тенденции вытеснения биосферы техносферой. Будущее человечества зависит от того, как оно сможет со всей своей деятельностью вписаться в биосферу. В ближайшее время проблема взаимоотношения Природы и человека станет оп­ределяющим мотивом деятельности на всех уровнях, от прави­тельств разных государств до отдельных индивидуумов.
При выборе дальнейшего пути развития необходимо не только вписаться в мировую экономическую систему, но и в логику разви­тия Природы. Мерой целенаправленной общественной организации станет степень согласованности стратегии общества со стратегией развития Природы. Государство, сумевшее встать на этот путь (путь коэволюции с Природой) будет играть особую роль в общеплане­тарной системе. Мировая система превращается в единый орга­низм, взаимодействующий с биосферой. Это согласуется с логикой самоорганизации сложных систем. Особую роль будут играть идеи, способные вывести человечество на новый уровень взаимоотноше­ний с Природой. Страна, в которой быстрее всего прорастут эти идеи и утвердятся в сознании людей, займет лидирующее положение в планетарном сообществе. Однако, само собой, без целенаправленных действий людей, объединенных общим пониманием проблемы и во­лей, ничего не организуется. Да, действует мощный механизм само­организации, который формирует множество возможных путей будущего развития, но выбор конкретного пути — не только дело человека, но и человечества. В стихийный процесс самоорганизации мировой сис­темы должен вмешаться Коллективный разум человечества. Человечест­во не сможет выжить на Земле, не обретя некоторых общих стандартов в своих взаимоотношениях с Природой. Это потребует новых знаний, новых технологий, новой социальной организации.
Непрерывное возрастание могущества цивилизации при сохране­нии традиционных целей развития мировой экономической системы заставляют отнестись к проблеме со всей серьезностью. Рынок слеп. Отбор происходит по состоянию системы в данный момент, без учета горизонта предвидения результатов этого отбора. Человек может с по­мощью информации и разума расширить горизонт предвидения и уло­вить тенденции развития, возможность возникновения очередного кри­зиса и пересмотреть цели развития.
В последние годы наметился явный пересмотр целей обществен­ного развития, идет активный поиск новых ориентиров управления мировым сообществом. Институты ООН вырабатывают принципиально новые критерии оценки уровня развития общества. Вместо ВВП пред­лагается индекс гуманитарного развития (ИГР) и индекс устойчивого экономического благосостояния (ИУЭБ). Эти индексы прямо или косвенно учитывают качество жизни, обусловленное природной и социальной средой. Так ИГР учитывает среднюю продолжительность жизни, уровень образования, степень использования природных ре­сурсов и др. Страны с высоким ВВП могут иметь низкий ИГР, что ставит их в разряд стран с низким уровнем развития общества (на­пример, в Шри-Ланке ВВП на душу населения составляет 2053 долл. в год, а ИГР достаточно высок — 0,79, в Бразилии со­ответственно — 4307 долл. и 0,78; в США — 17 650 долл. и 0,62 (т.е. по ИГР находится на 19-м месте и уступает по этому критерию Канаде, Испании, Австралии и другим странам).
В самоорганизации мировой экономической системы каждый новый этап начинают наиболее сильные страны — лидеры, которые опираются на три главных столпа развития: целеполагание, инфор­мацию и организацию. Именно эти страны обладают наибольшим организационным потенциалом в освоении прогрессивных социаль­ных и производственных технологий. В XXI в. информация и коллек­тивные интеллекты отдельных групп людей становятся факторами, определяющими развитие общества.